Стихи о ней

В жизни всякое может случиться, И коль дружба у вас крепка, Из-за глупого пустяка Ты не дай ей стихи о ней разбиться. Если ты с любимою в ссоре, А тоска по ней горяча, Это тоже еще не горе, Не спеши, не руби с плеча. Пусть не ты явился причиной Той размолвки и резких слов, Стихи о ней над стихи о ней, будь мужчиной! Это все же твоя любовь! В жизни всякое может случиться, И коль ваша любовь крепка, Из-за глупого пустяка Ты не должен ей дать разбиться. И чтоб после себя не корить В том, что сделал кому-то стихи о ней, Лучше добрым на свете быть, Злого в мире и так довольно. Но в одном лишь не отступай, На разрыв иди, на разлуку, Только подлости не прощай И предательства не прощай Никому: ни любимой, ни другу! Что же такое счастье? Одни говорят:- Это страсти: Карты, вино, увлеченья - Все острые ощущенья. Другие верят, что счастье - В окладе большом и власти, В глазах секретарш плененных И трепете подчиненных. Третьи считают, что счастье - Это большое участие: Забота, тепло, внимание И общность переживания. По мненью четвертых, это С милой сидеть до рассвета, Однажды стихи о ней любви признаться И больше не расставаться. Еще есть такое мнение, Что счастье - это горение: Поиск, мечта, работа И дерзкие крылья взлета! А счастье, по-моему, просто Бывает разного роста: От кочки стихи о ней до Казбека, В зависимости от человека! Метелица, как медведица, Весь вечер буянит зло, То воет внизу под лестницей, То лапой скребет стекло. Дома под ветром сутулятся, Плывут в молоке огоньки, Стоят постовые на улицах, Как белые снеговики. Сугробы выгнули спины, Пушистые, как из ваты, И жмутся к домам машины, Как зябнущие щенята. Кружится ветер белый, Посвистывает на бегу. Мне нужно заняться делом, А я никак не могу. Приемник бурчит бессвязно, В доме прохладней к ночи, Чайник мурлычет важно, А закипать не хочет. Все в мире сейчас загадочно, Все будто летит куда-то, Метельно, красиво, сказочно. А сказкам я верю свято. Но где ее взять? А сердцу так чуда хочется, Пусть маленького, но чуда! До боли хочется верить, Что сбудутся вдруг мечты, Сквозь вьюгу звонок у двери - И вот на пороге ты! Трепетная, смущенная, Снится или не снится?! Снегом запорошенная, Звездочки на ресницах. А я вот явилась. Нет больше зимней ночи! Сердцу хмельно и ярко! Стихи о ней чай клокочет, В доме, как в пекле, жарко. Я знаю: сбывается чудо, Да только вот не всегда. Метелица как медведица, Косматая голова. А сердцу все-таки верится В несбыточные слова: - Не ждал меня? Где ты, моя Снегурочка, Сказка моя невозможная?. Ну что ты не спишь и все ждешь упрямо? Мне ведь уже не шестнадцать, мама! И в этом, пожалуй, суть. Я знаю, уж так повелось на свете, И даже предчувствую твой ответ, Что дети всегда для матери дети, Пускай им хоть двадцать, хоть тридцать лет И все же с годами былые средства Как-то меняться уже должны. И прежний надзор и контроль, как в детстве, Уже обидны и не нужны. Ведь есть же, ну, личное очень что-то! Когда ж заставляют: скажи стихи о ней скажи! Родная моя, не смотри устало! Любовь наша крепче еще теперь. Ну разве ты плохо меня воспитала? Верь мне, пожалуйста, очень верь! И в страхе пусть сердце твое не бьется, Ведь я по-глупому не влюблюсь, Не выйду навстречу кому придется, С дурной компанией не свяжусь. И не полезу куда-то в яму, Коль повстречаю в пути беду, Я тотчас приду за советом, мама, Сразу почувствую и приду. Когда-то же надо ведь быть смелее, А если порой поступлю не так, Ну что ж, значит стихи о ней потом стихи о ней, И лучше синяк, чем стеклянный колпак. Дай твои руки расцеловать, Самые добрые в целом свете. Не надо, мама, меня ревновать, Дети, они же не стихи о ней дети! И ты не сиди у окна упрямо, Готовя в душе за вопросом вопрос. Мне ведь уже не шестнадцать, мама. И взгляни на меня всерьез. Прошу стихи о ней выбрось из сердца грусть, И пусть тревога тебя не точит. Наверно, так уж повелось от века, В народе говорится иногда, Что где-то есть порой стихи о ней человека Далекая, счастливая звезда. А коль звезда по небу покатилась, В глубокой тьме прочерчивая след, То где-то, значит, жизнь остановилась И что кого-то в мире больше нет. Всю жизнь воюя, споря и любя, Как ты добра - я в точности не знаю. Но с детских лет я верую в тебя. Когда мне было радостно до боли При свете милых удивленных глаз, И в час, когда читал я в нашей школе На выпускном стихи в последний раз, И в час, когда шагал я с аттестатом В лучах надежды утренней Москвой, Когда я был счастливым и крылатым,- Ты в полный жар сияла надо мной! И в дни, когда под грохот эшелонов, Под пенье пуль, навстречу воронью, Я стихи о ней без сна в стихи о ней и погонах Сквозь сто смертей за Родину мою, Когда я стыл под вьюгой ледяною, Когда от жажды мучился в пути, И в тихий час, и в самом пекле боя Я знал, что ты мне светишь впереди. Но так уж в мире, кажется, бывает, Что дальняя счастливая звезда Не всякий раз приветливо мигает И полным жаром блещет не всегда. И в том бою, когда земля горела И Севастополь затянула мгла, Ты, видимо, меня не разглядела И уберечь от горя не смогла. И вот, когда дыханье пропадает, Уходят силы, а сознанье - дым. Тогда для смерти время наступает, И смерть пришла за сердцем за моим. Да не сумела, не остановила. То ль потому, что молодость жила, Иль потому, что комсомольским было, Но только зря старуха прождала! Я вовсе не стараюсь Всего добиться даром, без труда. Я снова сам работаю, сражаюсь, И все же ты свети хоть иногда. Ведь как порою нелегко бывает, Когда несутся стрелы мне вослед И недруги бранят не умолкая, Тогда сижу, курю я и не знаю, Горишь стихи о ней надо мною или нет! А впрочем, что мне недруги и стрелы! А если стихи о ней не горела, Я не достиг бы счастья никогда! И я умею даже там смеяться, Где слабый духом выл бы от тоски! Ты тоже не сдаешься, Как я, таким же пламенем горя! И в час, когда ты, вздрогнув, оборвешься, Не скажут нам, что мы горели зря! И я мечтаю вопреки примете, Когда судьба нас вычеркнет навек, Пусть в этот миг родится на планете Какой-нибудь счастливый человек! Хозяин погладил рукою Лохматую рыжую спину: - Прощай, брат! Хоть жаль мне, не скрою, Но все стихи о ней тебя я покину. Швырнул под скамейку ошейник И скрылся под гулким навесом, Где пестрый людской стихи о ней Вливался в вагоны экспресса. Собака не взвыла ни разу. И лишь за знакомой спиною Следили два карие глаза С стихи о ней человечьей тоскою. Старик у вокзального входа Сказал:- Что? Эх, будь ты хорошей породы. А то ведь простая дворняга! Стихи о ней над трубой заметался, Взревел паровоз что есть мочи, На месте, как бык, потоптался И ринулся в непогодь ночи. В вагонах, забыв передряги, Курили, смеялись, дремали. Тут, видно, о рыжей дворняге Не думали, не вспоминали. Не ведал хозяин, что где-то По шпалам, из сил выбиваясь, За красным мелькающим светом Собака бежит задыхаясь! Споткнувшись, кидается снова, В кровь лапы о камни разбиты, Что выпрыгнуть сердце готово Наружу из пасти раскрытой! Не ведал хозяин, что силы Вдруг разом оставили тело, И, стукнувшись лбом о перила, Собака под мост полетела. Труп волны снесли под коряги. Ты не знаешь природы: Ведь может быть тело дворняги, А сердце - чистейшей породы! Резкий звон ворвался в полутьму, И она шагнула к телефону, К частому, настойчивому звону. Знала, кто звонит и почему. На мгновенье стала у стола, Быстро и взволнованно вздохнула, Но руки вперед не протянула И ладонь на трубку не легла. А чего бы проще взять и снять И, не мучась и не тратя силы, Вновь знакомый стихи о ней услыхать И опять оставить все как было. Только разве тайна, что тогда Возвратятся все ее сомненья, Снова и обман и униженья - Все, с чем не смириться никогда! Звон кружил, дрожал не умолкая, А стихи о ней стояла у окна, Всей душою, может, понимая, Что менять решенья не должна. Все упрямей телефон звонил, Но в ответ - ни звука, ни движенья. Вечер этот необычным был, Этот вечер - смотр душевных сил, Аттестат на самоуваженье. Взвыл и смолк бессильно телефон. Дверь раскрыла, вышла на балкон. В первый раз дышалось ей спокойно. Я, наверное, так любил, Что скажите мне в эту пору, Чтоб я гору плечом свалил,- Я пошел бы, чтоб сдвинуть гору! Я, наверное, так мечтал, Что любой бы фантаст на свете, Мучась завистью, прошептал: - Не губи! У меня же дети. И в тоске я сгорал такой, Так в разлуке стремился к милой, Что тоски бы моей с лихвой На сто долгих разлук хватило. И когда через даль дорог Эта нежность меня сжигала, Я спокойно сидеть не мог! Даже писем мне было мало! У полярников, на зимовке, Раз, в груди стихи о ней накал, Я стихи о ней написал. Молодой, я и сам не знал, Ловко вышло или не ловко? Только дело не в том, наверно, Я светился, как вешний стяг, А стихи озаглавил так: "Той, которая любит верно! Вот живет человек, мечтает, Вроде б радости достигает. Почему, когда все поет, Когда вот он я - возвратился! Черный слух, будто черный кот Прыгнув, в сердце мое вцепился! Та же тропка сквозь сад вела, По которой ко мне она бегала. Было все: и она была, И сирень, как всегда цвела, Только верности больше не было. Каждый май прилетают скворцы. Те, кто мучился, верно знают, Что, хотя остаются рубцы, Раны все-таки зарастают. И остался от тех стихи о ней Только отзвук беды безмерной, Да горячие строки стихов: "Той, которая любит верно! Только вдруг показалось мне Будто кто-то мне крикнул:- Нет! И взгляни пошире: Пусть кому-то плевать на честь, Только женская верность в мире Все равно и была и есть! И увидел я сотни глаз, Заблестевших из дальней тьмы: - Погоди! Ты забыл про нас! А ведь есть на земле и мы! Ах, какие у них глаза! Скорбно-вдовьи и озорные, Женски гордые, но такие, Где все правда: и смех и слеза. И девичьи - всегда лучистые То от счастья, то от тоски, Очень светлые, очень чистые, Словно горные родники. И поверил я, и поверил! Пусть ты песня в чужой стихи о ней, И не встречу тебя, наверно. Эти строки тебе: "Той, которая любит верно! Ты не сомневайся: я хороший. Быть плохим мне просто ни к чему! Не стихи о ней, что стихи о ней в прятки, Что хитрю или туманю свет. Есть во мне, конечно, недостатки, Ну зачем мне говорить, что нет? Впрочем, что хвальба иль бичеванье. На какой аршин меня ни мерь, Знай одно: что человечьим званьем Я горжусь. И ты мне в этом верь. Я не лжив ни в слове и ни в песне. Уверяю: позы в этом нет. Просто быть правдивым интересней. И в этом весь секрет. И стихи о ней благ я вовсе ожидаю, За дела хватаясь с огоньком. Просто потому, что не желаю Жить на свете крохотным жучком. Просто в жизни стихи о ней всегда тепло Оттого, что есть цветы и дети. Просто делать доброе на свете Во сто крат приятнее, чем зло. Просто потому, что я мечтаю О весне и половодьях рек, Просто потому, что ты такая - Самый милый в мире человек! Выходи ж навстречу, не смущайся! Выбрось все "зачем" и "почему". Быть другим мне просто ни к чему! Осень стихи о ней развевает, В небе стаи будто корабли - Птицы, птицы к югу улетают, Исчезая в розовой дали. Сердцу трудно, сердцу горько очень Слышать шум прощального крыла. Нынче для меня не просто осень - От меня любовь моя ушла. Стихи о ней, словно аист-птица, От иной мечты помолодев, Не горя желанием проститься, Ни о чем былом не пожалев. А былое - песня и порыв. Юный аист, птица-длинноножка, Ранним утром постучал в окошко, Счастье мне навечно посулив. О любви неистовый разбег! Жизнь, что обжигает и тревожит. Человек, когда он человек, Без любви на свете жить не может. Был тебе я предан, словно пес, И стихи о ней то, что лаской был согретым, И за то, что сына мне принес В добром клюве ты веселым летом. Как же вышло, что огонь утих? Люди говорят, что очень холил, Лишку сыпал зерен золотых И стихи о ней преступно много воли. Что ушло - пропало. И, видя смерть не раз, Твердо знал: сдаваться не пристало, Стало быть, не дрогну и стихи о ней. День окончен, завтра будет новый. В доме нынче тихо. Что же ты наделал, непутевый, Глупый аист счастья моего?! Что ж, прощай и будь счастливой, птица! Ничего стихи о ней не воротить. Разбранившись - можно помириться. Разлюбивши - вновь не полюбить. И хоть сердце горе не простило, Я, почти чужой в твоей судьбе, Все ж за все хорошее, что было, Нынче низко кланяюсь тебе. Рву с моей бедою. Сильный духом, я смотрю вперед. И, закрыв окошко за тобою, Твердо верю в солнечный восход! Он придет, в душе растопит снег, Новой песней сердце растревожит. Человек, когда он человек, Без любви на свете жить не может. Как нежданного счастья вестник, Стихи о ней стоишь на пороге мая, Будто сотканная из песни, И загадочная, и простая. Я избалован счастьем мало. Вот стою и боюсь шевелиться: Вдруг мне все это только снится, Дунет ветер. Ветер дунул, промчал над садом, Только образ твой не пропал. Ты шагнула, ты стала рядом И чуть слышно спросила: "Ждал? Тебе ли в том сомневаться! Только стихи о ней я не вечер, нет. Ждал я десять, стихи о ней может статься, Все пятнадцать иль двадцать лет. Потому и стою, бледнея, И взволнованный и немой. Парк нас манит густой аллеей, Звезды кружат над головой. Можно скрыться, уйти от света К соснам, к морю, в хмельную дрожь. Только ты не пойдешь на это, И я рад, стихи о ней ты не пойдешь. Да и мне ни к чему такое, Хоть святым и не рвусь прослыть. Просто, встретив хоть раз большое, Сам стихи о ней станешь его дробить. Чуть доносится шум прибоя, Млечный Путь как прозрачный дым. Мы стоим на дороге двое, Улыбаемся и молчим. Пусть о грустном мы не сказали, Но для нас и так не секрет, Что для счастья мы опоздали, Может статься, на много лет, Можно все разгромить напасти. Ради счастья - преграды в прах! Только будет ли счастье - счастьем, Коль на детских взойдет стихи о ней Пусть иные сердца ракетой Мчатся к цели сквозь боль стихи о ней ложь. Только ты не пойдешь на стихи о ней, И я горд, что ты не пойдешь! Слышу ясно в стихи о ней сегодня Звон победных фанфарных труб, Хоть ни разу тебя не обнял И твоих не коснулся губ. Пусть пошутят друзья порою. Я от них торжества не скрою, Раз уж встретилось мне такое, Что встречается только раз! Ты не знаешь, какая сила В этой гордой красе твоей! Ты пришла, зажгла, окрылила, Снова веру в меня вселила, Чище сделала и светлей. Ведь бывает, дорогой длинной, Утомленный, забыв про сон, Сквозь осоку и шум осиный Ты идешь под комарный звон. Но однажды ветви раздвинешь - И, в ободранных сапогах, На краю поляны застынешь В солнце, в щебете и цветах. Пусть цветов ты не станешь рвать, А, до самых глубин взволнованный. Потрясенный и зачарованный, Долго так вот будешь стоять. И потянет к лугам, к широтам, Прямо к солнцу. Но теперь стихи о ней пойдешь болотом, Ни за что уже не пойдешь! Не привыкайте никогда к любви! Не соглашайтесь, как стихи о ней ни устали, Чтоб замолчали ваши соловьи И чтоб цветы прекрасные увяли. И, главное, стихи о ней верьте никогда, Что будто всё проходит и уходит. Да, звёзды меркнут, но одна звезда По имени Любовь всегда-всегда Стихи о ней гореть на небосводе! Не привыкайте никогда к любви, Разменивая счастье на привычки, Словно костёр на крохотные спички, Не мелочись, а яростно живи! Не привыкайте никогда к губам, Что будто бы вам издавна знакомы, Как не привыкнешь к солнцу и ветрам Иль ливню средь грохочущего грома! Да, в мелких чувствах можно вновь и вновь Встречать, терять и снова возвращаться, Но если вдруг вам выпала любовь, Привыкнуть к ней - как обесцветить кровь Иль до копейки разом проиграться! Не привыкайте к счастью никогда! Напротив, светлым озарясь гореньем, Смотрите на любовь свою всегда С живым и постоянным удивленьем. Алмаз не подчиняется годам И никогда не обратится в малость. Дивитесь же всегда тому, что вам Заслужено иль нет - судить не нам, Но счастье в мире всё-таки досталось! И, чтоб любви не таяла звезда, Исполнитесь возвышенным искусством: Не позволяйте выдыхаться чувствам, Не привыкайте к счастью никогда. Какие б ни грозили горести И где бы ни ждала беда, Не поступайся только совестью Ни днем, ни ночью, никогда! И сколько б ни манила праздными Судьба тропинками в пути, Как ни дарила бы соблазнами - Взгляни на все глазами ясными Стихи о ней через совесть пропусти. Ведь каждый, ну буквально каждый, Коль жить пытался похитрей, Встречался в жизни не однажды С укором совести своей. В любви для ласкового взгляда Порой так хочется солгать, А совесть морщится: - Не надо! А что сказать, когда ты видишь, Как губят друга твоего?! Ты все последствия предвидишь, Но не предпримешь ничего. Ты стихи о ней втайне оправданья, Стихи о ней, веские слова, А совесть злится до отчаянья: - Не трусь, покуда я жива! Живет она и в час, когда ты, Решив познать иную новь, Бездумно или виновато, Как пса бездомного куда-то, За двери выставишь любовь. Никто тебе не помешает, Стихи о ней всех уверишь, стихи о ней, А совесть глаз не опускает, Она упрямо уличает И шепчет: - Подлое творишь! Стоит она перед тобою Стихи о ней в час, когда, войдя во вкус, Ты вдруг задумаешь порою Урвать не самый честный кус. Бери и не робей! Ведь нет свидетельского взгляда! А совесть сердится: - Не надо! Мы вправе жить не по стихи о ней И выбирать свои пути. Но против совести ни разу, Вот тут хоть режьте, скажем сразу, Нельзя, товарищи, идти! Нельзя ни в радости, ни к горести, Ни в зной стихи о ней ни в колючий снег. Ведь человек с погибшей совестью Уже никто. Не то тяготеет душа к свободе, Не то стал уверенней сердца стук, Но я наконец научился вроде Прощаться без тяжких и стихи о ней мук. Какие б ни жгли человека страсти, Когда-то он должен постичь секрет, Что вечного нету на свете счастья, Как юности вечной на свете нет. Когда же любовь опускает стяги, Не надо ни гордых, ни жалких слов. Ведь пробовать вновь воскресить любовь - Смешнее, чем ждать доброты от скряги! А холод разлуки не так и страшен: Какую б ни кинул он в душу тень, Он может испортить лишь новый день, Не в силах отнять у нас день вчерашний. Вот именно: каждый счастливый вечер, И даже не вечер — счастливый час, Любая улыбка, признанье, встреча — Ведь стихи о ней навек остается в нас! Когда ж мы душою своей не правим, Не в силах развеять печали тьму, То это, как правило, потому, Что сами с собою порой лукавим. Ведь ничего ж малодушней нет, Чем громко решить навсегда расстаться, А втайне еще продолжать цепляться За счастье, которого больше нет. И вот, если песне стихи о ней не быть, Не ожидая сплошных мучений И бесполезнейших объяснений, Я сам обрываю гнилую нить! И, признаться, совсем не каюсь. Пусть воет тоска, иссушить грозя, В ответ ей я попросту улыбаюсь, Вот так. А иначе и жить стихи о ней Ты хочешь, чтоб звезды посыпались Со звоном в твои ладони? Чтоб с шумом из мрака вырвались Костров гривастые кони? Чтоб ветви, сомкнув объятья, Твое повторяли имя, Чтоб стало парчовым платье, А туфельки - золотыми? Ты хочешь, чтоб соболь черный Дал гордый разлет бровям? Чтоб сорок ветров покорно Упали к твоим ногам? Чтоб в курточках темно-зеленых, Посыпавшись вдруг с ветвей, Двести веселых гномов Стали свитой твоей?! Ты хочешь, чтоб в пестрых красках, Звездой отразясь в реке, Вышла из леса сказка С жар-птицею на руке? А хочешь, скажи, ты хочешь Такою красивой стать, Что даже у южной ночи Уж нечего будет взять? Ты верь мне, я лгать не буду! Есть сто золотых ключей. Я все их тебе добуду! Я сто отыщу дверей! А чтоб распахнуть их сразу В волшебную ту страну, Скажи стихи о ней одну лишь фразу, Одну лишь, всего одну! Слова в ней совсем простые, Но жар их сильней огня. Скажи мне слова такие - Скажи, что любишь меня! Живу неспокойно, словно бегом, Стихи о ней, статьи пишу, Читаю, но, поднят каким-то звонком, Куда-то опять спешу. Сбегаю из города к милым стихам, Любить, тосковать, сражаться. Но кто-то находит меня и там: Просят на вечер к учителям. Спешу я, наверно, с тех пор, как дышу, Помню, всегда озабочен, Спешу в драмкружок и на теннис спешу, В кино спешу стихи о ней в поход спешу, Вот только в школу не очень. И на первый урок Всегда влетал без минуты. Дел было масса, и все-таки в срок Я успевал почему-то. Такое уж сердце людское. Оно Всегда к интересному тянется. И сколько в него не вмести - все равно Местечко еще останется. Место останется для работ, Для смеха, стихи о ней счастьем брызнет, Для горя, для радости, для забот И снова для целой жизни! И нынче, встречая трудом рассвет, Спешу я в снег и жару. И сколько судьбой мне отпущено лет, И сколько невзгод, и сколько побед - Все полной мерой беру! Беру, потому что в жизни моей Не было легких годов. Беру потому, что вера друзей И стужи сильней и горя сильней, Тем паче злости врагов! И снова меня самолеты мчат То в Киев, то в Днепропетровск, Маршруты, маршруты: Ташкент, Ленинград, Куйбышев и Свердловск. Балтиец, доярка с алтайских полей, Студент и уральский кузнец, Руки друзей, улыбки друзей, Тысячи светлых сердец! В чем сила пожатия наших рук? На это ответ таков: Они - герои моих стихов, А я - их поэт и друг! И, точку поставив в конце строки, Снова в дороге я. Люблю, ненавижу, иду в стихи о ней. Но с первым лучом рассвета Невзгоды прочь и усталость прочь! Куда-то ответить, кому-то помочь, Доспорить, выступить где-то. Вот кончу, и все. И в среду на юг уеду! Но снова кружится колесо, Моих беспокойных дней колесо, И в ту и в другую среду. Никак ничего нельзя отложить. Ведь дел стихи о ней - масса! А может быть, так вот и стоит жить? Вот так до последнего часа? Ну каким ты владеешь секретом? Чем взяла меня и когда? Но с тобой я всегда, всегда, Днем и ночью, зимой и летом! Площадями ль иду большими Иль за шумным сижу столом, Стоит мне шепнуть твое имя - И уже стихи о ней с тобой вдвоем. Когда радуюсь или грущу я И когда обиды терплю, И в веселье тебя люблю я, И в несчастье тебя люблю. Даже если крепчайше сплю, Все равно я тебя люблю! Говорят, стихи о ней дней круговерть Настоящих чувств не тревожит. Говорят, будто только смерть Навсегда погасить их сможет. Я не знаю последнего дня, Но без громких скажу речей: Смерть, конечно, сильней меня, Но любви моей не сильней. И когда мой звонок пробьет И окончу я путь земной, Знай: любовь моя не уйдет, А останется тут с тобой. Подойдет без жалоб и слез И незримо для глаз чужих, Словно верный стихи о ней добрый пес, На колени положит нос И свернется у ног твоих. Что-то стихи о ней вполголоса, Дошли они до реки. Девичьи пушистые волосы Касались его щеки. Так в речку смотрелись ивы, И так полыхал закат, Что глянешь вокруг с обрыва - И не уйдешь назад! Над ними по звездному залу Кружила, стихи о ней луна. Уселись на край обрыва, Стихи о ней в речную тьму. Он очень мечтал красиво! А речь шла о том, как будет С улыбкой душа дружить, О том, что без счастья людям Нельзя, невозможно жить. Счастье не ждет на пригорке, К нему нелегки пути, И надо быть очень зорким, Чтоб счастье свое найти! Звенят их умные речи, За дальней летя мечтой. Счастье весь вечер Стоит у них за спиной. Имеют ли чувства какой-нибудь цвет, Когда они в душах кипят и зреют? Стихи о ней знаю, смешно это или нет, Но часто мне кажется, что имеют. Когда засмеются в душе подчас Трели, по-вешнему соловьиные, От дружеской встречи, улыбок, фраз, То чувства, наверно, пылают в нас Небесного стихи о ней синие-синие. А если вдруг ревность сощурит взгляд Иль гнев опалит грозовым рассветом, То чувства, наверное, в нас горят Цветом пожара - стихи о ней цветом. Когда ж захлестнет тебя вдруг тоска, Да так, что вздохнуть невозможно даже, Тоска эта будет, как дым, горька, А цветом темная, словно сажа. Если же сердце стихи о ней, Счастье, какое ж оно, какое? Мне кажется, счастье как луч. Назвать даже попросту не берусь Все их - от ласки до стихи о ней встрясок. Наверное, сколько на свете чувств, Столько цветов на земле стихи о ней красок. Нам ли с тобой не знать, Что я под вьюгами не шатаюсь. Ты можешь любые мне чувства дать, Я все их готов, не моргнув, принять И даже черных не испугаюсь. Но если ты даже и повелишь, Одно, хоть убей, я отвергну! Это Чувства, крохотные, как мышь, Ничтожно-серого цвета! Льды все туже сжимает круг, Весь экипаж по тревоге собран. Словно от чьих-то гигантских рук Трещат парохода седые ребра. Воет пурга среди колких льдов, Злая насмешка слышится в голосе: - Ну что, капитан Георгий Седов, Кончил отныне мечтать о полюсе? Зря она, старая, глотку рвет, Неужто и вправду ей непонятно, Что раньше растает полярный лед, Чем лейтенант повернет обратно! Команда - к Таймыру, назад, гуськом! А он оставит лишь компас, карты, Двух добровольцев, веревку, нарты И к полюсу дальше пойдет пешком! Фрам - капитанский косматый пес Идти с командой назад не согласен. Он даже с презреньем наморщил нос, Ему-то вопрос абсолютно ясен! Встал впереди на привычном месте И на хозяина так взглянул, Стихи о ней тот лишь с улыбкой рукой махнул: - Ладно, чего уж. Одежда твердеет, как жесть, под ветром, А мгла не шутит, а холод жжет, И надо не девять взять километров, Не девяносто, а - девятьсот! Но если на трудной стоишь дороге И светит мечта тебе, как звезда, То ты ни трусости, ни тревоги Не выберешь в спутники никогда! Вперед, вперед, по торосистым льдам! От стужи хрипит глуховатый голос. Седов еще шутит: - Ну что, брат Фрам, Отыщешь по нюху Северный полюс? Черную шерсть опушил мороз, Но Фрам ничего - моряк нескулящий. И пусть он всего лишь навсего пес - Он путешественник настоящий! Стихи о ней медведем ревет пурга, Пища - худое подобье рыбы. Седов бы любого сломил врага: И холод, и голод. И ноги, распухшие, точно глыбы. Матрос расстроенно-озабочен, Сказал: - Не стряслось бы какой беды. Путь еще дальний, а вы не очень. Да бог с ним! Ведь там, между прочим, Все то же: ни крыши и ни еды. Добрый, но, право, смешной народ! Неужто и вправду им непонятно, Что раньше растает полярный лед, Чем капитан повернет обратно! И, лежа на нартах, он все в метель, Сверяясь с картой, смотрел упрямо, Смотрел и щурился, как в прицел, Как будто бы видел во мраке цель, Там, впереди, меж ушами Фрама. Мигнуло - и прочь. Пожалуй, шансов уже никаких. Над головой - полярная ночь, И в сутки - по рыбине на двоих. Седов приподнялся над изголовьем: - Кажется, баста! Эх, я бы добрался, сумел дойти, Когда б на недельку еще здоровья. Месяц стихи о ней горел огнем, Будто маяк во мгле океана. Боцман лоб осенил крестом: - Ну вот и нет у нас капитана!. Последний и вечный его покой: Холм изо льда под салют прощальный, При свете месяца как хрустальный, Зеленоватый и голубой. Молча в обратный путь собрались. Горько, да надо спешить, однако. Боцман, льдинку смахнув с ресниц, Сказал чуть слышно: - Пошли, собака! Их дома дела и семейства ждут, У Фрама же нет ничего дороже, Чем друг, стихи о ней навеки остался тут, И люди напрасно его зовут: Фрам уйти от него не может! Снова кричат ему, странный народ, Неужто и вправду им непонятно, Что раньше растает полярный лед, Чем Фрам хоть на шаг повернет обратно! Взобрался на холм, заскользив отчаянно, Улегся и стихи о ней там недвижим, Как будто бы телом хотел своим Еще отогреть своего хозяина. И лишь мороз Да ветер, в смятенье притихший рядом, Видели, как костенеющий пес Свою последнюю службу нес, Уставясь в сумрак стеклянным взглядом. Льдина кружится, кружат года, Кружатся звезды над облаками. И внукам бессоннейшими ночами, Быть может, увидится иногда, Как медленно к солнцу плывут из мрака Герой, чье имя хранит народ, И Фрам - замечательная собака, Как черный памятник вросшая в стихи о ней. Любить - это прежде всего отдавать. Любить - значит чувства свои, как реку, С весенней щедростью расплескать На радость близкому человеку. Любить - это только глаза открыть И сразу подумать еще с зарею: Ну чем бы порадовать, одарить Того, кого любишь ты всей душою?! Любить - значит страстно стихи о ней бои За верность и словом и каждым взглядом, Чтоб были сердца до конца свои И в горе и в радости вечно рядом. А ждет ли любовь? И нежности ждет и тепла, но только Подсчетов бухгалтерских не ведет: Отдано столько-то, взято столько. Любовь не копилка в зашкафной мгле. Песне не свойственно замыкаться. Любить - это с радостью откликаться На все хорошее стихи о ней земле! Любить - это видеть любой предмет, Чувствуя рядом родную душу: Вот книга: читал он ее или нет? А как ему эта груша? Порой ведь и каплею жизнь спасают. Любовь - это счастья вишневый стяг, А в счастье пустячного не бывает! Любовь - не сплошной фейерверк страстей. Любовь - это стихи о ней в жизни руки, Она не страшится ни черных дней, Ни обольщений и ни разлуки. Любить - значит истину защищать, Даже восстав против всей вселенной. Любить - это в горе уметь прощать Все, кроме подлости измены. Любить - значит сколько угодно раз С гордостью выдержать все лишенья, Но никогда, даже в смертный час, Не соглашаться на униженья! Любовь - не веселый бездумный бант И не упреки, что бьют под стихи о ней. Любить - это значит иметь талант, Может быть, самый большой и добрый. И к черту жалкие рассужденья, Все чувства уйдут, как в песок вода. Временны только лишь увлеченья. Любовь же, как солнце, живет всегда! И мне наплевать на циничный смех Того, кому звездных высот не мерить. Ведь эти стихи мои лишь для тех, Кто сердцем способен любить и верить! Когда ты решишься в стихи о ней открыться Однажды и навсегда, Возможно, вначале она смутится И сразу не скажет "Да". Ну что же, не надо обид и вздохов! Тут только не спорь и жди. Смущение это не так уж плохо, Все главное - впереди! И вряд стихи о ней всерьез что-то будет стихи о ней, Когда на твои слова Она вдруг потупится и заплачет Иль даже сбежит сперва. Ведь слезы такие звучат, наверно, Как пение соловья. Слезы, ей-богу, совсем не скверно, Считай, что она - твоя! А впрочем, бывает и невезенье, Когда прозвучит ответ Стихи о ней фразы, полные восхищенья, Сурово и горько: "Нет". И все-таки если не потеряться, А снова идти вперед, Если надеяться, добиваться, Быть сильным и нежным, то, может статься, Счастье еще придет! Но если ничто ее не встревожит И с милою простотой Она тебе дружбу свою предложит, Вот тут даже бог тебе не поможет, Простись и ступай домой! Он в гости стихи о ней приглашал вчера. И, кстати, я думаю, познакомиться Вам с милой моею давно пора. Не знаю, насколько она понравится, Да я и не слишком ее хвалю. Она стихи о ней мыслитель и не красавица, Такая, как сотни. Ничем не славится, Но я, между прочим, ее стихи о ней Умчался приветливый мой сосед, А я вдруг подумал ему вослед: Не знаю, насколько ты счастлив будешь, Много ль протянется это лет Стихи о ней что будет дальше? Но только нет, Любить ты, пожалуй, ее не любишь. Ведь если душа от любви хмельна, То может ли вдруг человек счастливый Хотя бы помыслить, что вот она Не слишком-то, кажется, и умна, И стихи о ней не очень-то и красива. Ну можно ли жарко мечтать о ней И думать, что милая, может статься, Ничем-то от сотен других людей Не может в сущности отличаться? Нет, если ты любишь, то вся она, Бесспорно же, самая романтичная, Самая-самая необычная, Ну, словно из радости соткана. И в синей дали, и в ненастной мгле Горит она радугой горделивою, Такая умная и красивая, Что стихи о ней и нету ей на земле! Звенит капель, звенит капель: От-те-пель, от-те-пель! Однако это не весна, Еще январь, а не апрель. Вчера буран, беря разбег, Дул в лица стужей ледяной. И было все - зима и снег, Совсем как стихи о ней у нас с тобой. Сегодня злобная метель Вползла под арку у ворот. Сегодня - синяя капель И в лужах - мир наоборот! Сегодня стихи о ней в радуге стекло И легкий пар над мостовой, Сегодня - временно тепло, Совсем как и у нас с тобой. Но долго лужам не сверкать. Ведь это солнце и вода, С утра исчезнут без следа, Когда мороз придет опять. Метель, надвинув шаль на бровь, Дохнет колючею тоской, И все заледенеет вновь, Совсем как и у нас с тобой. Но сколько бы пурге не месть, И как не куралесить зло, Однако у природы есть И настоящее тепло. Оно придет с тугим дождем, С веселой, клейкою листвой, Придет, швыряя гулкий гром, И станет радостно кругом, Совсем не как у стихи о ней с тобой. Он ей предлагал для прогулок Дорогу - простого проще: Налево сквозь переулок В загородную рощу. Там стихи о ней птичье пенье, Ни транспорта, ни зевак, Травы, уединенье И ласковый полумрак. А вот ее почему-то Тянуло туда, где свет, Совсем по иному маршруту: Направо и на проспект. Туда, где новейшие зданья, Реклама, стекло, металл. И где, между прочим, стоял Дворец бракосочетанья. Вот так, то с шуткой, то с гневом Кипела у них война. Он звал ее все налево, Направо звала она. Бежали часы с минутами, Ни он, ни она не сдавались. Так наконец и расстались. Видать, не сошлись маршрутами. Стихи о ней скажешь в сердцах: - Хорошо подлецам, Им все всегда удается! Конечно, дорога глупца легка, Но не лукавь с собою: Ты согласишься на стихи о ней дурака С безоблачной той судьбою? А согласишься стихи о ней подлецом, Чтоб грабить, топить кого-то? Ну что стоишь с возмущенным лицом?! Вот то-то, брат, и оно-то!. Но только не простой. Он в морской фарфоровой тельняшке, С красною попоной, при фуражке И с ужасно мудрою душой. Джумбо - настоящий амулет. Если Джумбо посмотреть на свет, То проступит надпись на боку: "Я морское счастье берегу! А душа подернется тоской - Руку на попону положи, Слон смешно закрутит головой: Дескать, брось, хозяин, не тужи! А хозяин у него отныне Ленинградец - русский капитан, Тот, что спас из воющей пучины Тринидадский сейнер "Алькоран". И хозяин, сгорбленный, как вяз, Утром в бухте, огненной от зноя, Долго руку капитану тряс И кивал седою стихи о ней - Я сдаю. Ты ведь русский, денег не возмешь. Ты с ним не пропадешь. Джумбо - верный спутник моряка! Вправду, что ли, дед наворожил? Но когда попали у Курил Прямо на пути тайфуна "Бетси", Некуда, казалось, было деться, Но корабль вдруг чудом проскочил! И с тех пор ненастье иль туман - Капитан, слоненка взяв в ладони, Важно спросит: - Ну, беду прогоним? Но сегодня к черту ураганы! Нынче не в буране, не во мгле, Джумбо с капитаном на земле В ленинградском доме капитана. И когда под мелодичный звон Джумбо танцы выполнил сполна, Восхищенно ахнула жена: стихи о ней Это ж - просто сказка, а не слон! Знаешь, пусть он дома остается. В море качка - смотришь, разобьется. Если он и вправду амулет, Стихи о ней него стихи о ней расстояний нет. Моряки почти не видят жен. Тверд моряк, а ведь не камень тоже. Кто его осудит, если он Милой отказать ни в чем не может?! И теперь на полке у окна Слон все так же счастье бережет. А хозяйка больше не одна, Джумбо тоже терпеливо ждет. Но однажды грянула беда. Люди иногда Делают нелепые поступки. То ли муха злая укусила, То ль со скуки, то ли от тоски, Только раз хозяйка пригласила Гостя на коньяк и пироги. В звоне рюмок по квартире плыл Запах незнакомых сигарет. Гость с хозяйкой весело шутил, А глаза играли в "да" и "нет". Вот, отставив загремевший стул, Гость к ней мягко двинулся навстречу, Вот ей стихи о ней положил на плечи, Вот к себе безмолвно потянул. Где-то в море, не смыкая глаз, Пишет письма капитан в тоске, Пишет и не знает, что сейчас Все, чем жил он стихи о ней день и час, Может быть, висит на волоске. И уже не в капитанской власти Нынче абсолютно ничего. Видно, вся надежда на него, На слона, стихи о ней сберегает счастье! Никогда перед бедой грозящей Верный друг нигде не отступал. Даже если мал, Даже если он не настоящий. Гость уже с хозяйкой не смеются. Он тепло к плечу ее приник. Вот сейчас они сольются! И в этот миг Ветер, что ли, в форточку подул, В механизме ль прятался секрет? Только Джумбо будто бы вздохнул, Стихи о ней Джумбо медленно шагнул И, как бомба, грохнул о паркет! Женщина, отпрянув от мужчины, Ахнула и молча, не дыша, Вслушивалась, как гудят пружины, Точно Джумбо гневная душа. Медленно осколок подняла С надписью свинцовой на боку: "Я морское счастье берегу! Где-то плыли, плыли, как во сне, Пальмы, рифы, мачты, будто нити. Руки - стихи о ней, голова - в огне. Но спокойно гостю в тишине, Медленно и глухо: - Уходите! В Желтом море, не смыкая глаз, В ночь плывет хозяин амулета. Только, видно, кончился рассказ, Если больше амулета нету. Как нет ни шагу без разлук. Есть лишь горсть фарфора и свинца. Хорошо, когда бывает друг, Верный до осколка, до конца! Кавалергарды, век недолог, и потому так сладок он. Поет труба, откинут полог, и где-то слышен сабель звон. Еще рокочет голос струнный, но командир уже в седле. Не обещайте деве юной любови вечной на земле! Течет шампанское рекою, и взгляд туманится слегка, и все как будто под рукою, и все как стихи о ней на века. Но как ни сладок мир подлунный - лежит тревога на челе. Не обещайте деве юной любови вечной на земле! Напрасно мирные забавы продлить пытаетесь, смеясь. Не раздобыть надежной славы, покуда кровь не пролилась. Крест деревянный иль чугунный назначен нам в грядущей мгле. Не обещайте деве юной любови стихи о ней на земле! Простите пехоте, что так неразумна бывает она: всегда мы уходим, когда над Землею бушует весна. И шагом неверным по лестничке шаткой спасения нет. Лишь белые вербы, как белые сестры глядят тебе стихи о ней. Не верьте погоде, когда затяжные дожди она льет. Не верьте пехоте, когда она бравые песни поет. Не верьте, не верьте, когда по садам закричат соловьи: у жизни стихи о ней смерти еще не окончены счеты свои. Нас время учило: живи по-походному, дверь отворя. Товарищ мужчина, а все же заманчива доля твоя: весь век ты в походе, и только одно отрывает от сна: куда ж мы уходим, когда за спиною бушует стихи о ней Когда мне невмочь пересилить беду, когда подступает отчаянье, я в синий троллейбус сажусь на ходу, в последний, в случайный. Полночный троллейбус, по улице мчи, верши по бульварам круженье, чтоб всех подобрать, потерпевших в ночи крушенье, крушенье. Полночный троллейбус, мне дверь отвори! Я знаю, как в зябкую полночь твои пассажиры - матросы твои - приходят на помощь. Я с ними не раз стихи о ней от беды, я к ним прикасался плечами. Как много, представьте себе, доброты в молчанье, в молчанье. Полночный троллейбус плывет по Москве, Москва, как река, затухает, и боль, что скворчонком стучала в виске, стихает, стихи о ней. А годы проходят, как песни. Иначе на мир я гляжу. Во дворике этом мне тесно, и я из него ухожу. Ни почестей и ни богатства для дальних дорог не прошу, но маленький дворик арбатский с собой уношу, уношу. В мешке стихи о ней и заплечном лежит в уголке небольшой, не слывший, как я, безупречным тот двор с человечьей душой. Сильнее я с ним и добрее. Я руки озябшие грею о теплые камни его. Проклятие невидящей судьбе, Мудрец стихи о ней, что мир постыдно мал. Постыдно мал и тесен для мечты, И все же ты далеко от меня. Желанна мне лишь ты, Я жажду новой боли и огня! Люблю стихи о ней капризною мечтой, Люблю тебя всей силою души, Люблю тебя всей кровью молодой, Люблю тебя, люблю тебя, спеши! Ничего мы тогда не знали, Нас баюкала тишина, Мы стихи о ней полевые рвали И давали им имена. А когда мы ложились поздно, Нам казалось, что лишь для нас Загорались на небе звезды В первый раз и в последний раз. Пусть не все нам сразу дается, Пусть дорога жизни крута, В нас до старости остается Первозданная простота. Ни во чьей и не в нашей власти Ощутить порою ее, Но в минуты большого счастья Обновляется бытие, И мы вглядываемся в звезды, Точно видим их в первый раз, Точно мир лишь сегодня создан И никем не открыт до нас. И таким он кажется новым И прекрасным не по летам, Что опять, как в детстве, готовы Мы дарить имена цветам. Любовь ушедших дней, несбывшееся чудо, Нечасто вспоминаешься ты мне. Прерывистой морзянкою стихи о ней Порой напомнишь об ином апреле, Порою в чьей-то промелькнешь строке. Ты где-то там, на дальнем, смутном плане, Снежинка, пролетевшая сквозь пламя И тихо тающая на щеке. Copyright ©1997- SEARCHER All rights reserved.



COPYRIGHT © 2010-2016 dm666.ru